Климатический центр Росгидромета

Новости партнеров

Вечная мерзлота — еще одна климатическая угроза

Четверть всей земли в северном полушарии постоянно находится в замерзшем состоянии. Но потепление климата ведет к таянию вечной мерзлоты, которое высвобождает парниковые газы, еще больше ускоряющие этот процесс. Репортаж из дельты Лены.

Перемещение среди 1 500 островков в дельте Лены требует безупречной концентрации: одним глазом нужно поглядывать на радар, чтобы не напороться на мель, а другим следить за береговыми ориентирами, которые усеивают это бескрайнее пространство воды и земли. Перед впадением в море Лаптевых на севере Сибири река разливается так широко, что ее берега превращаются в туманные полоски на горизонте.

Остров Самойлова выделяется расположенной на берегу деревянной хижиной, где живут ученые и егеря заповедника, который охватывает устье реки и склоны Хараулахского хребта. Только вот медленная, но необратимая эрозия грозит погрузить дом в воды Лены. В будущем может исчезнуть и весь остров: сильный подъем воды в результате весеннего таяния льдов размывает его берега.

Как бы то ни было, главным ударом для этого островка площадью в 5 км2 становится отступление вечной мерзлоты под натиском потепления климата. Речь идет о почвах, верхний слой которых оттаивает в теплое время года, при сохранении в глубине температуры ниже нуля в течение как минимум двух лет подряд.

«Экосистеме Самойлова грозит потенциальное уничтожение», — говорится в посвященной этому вопросу статье в журнале Biogeosciences. Координировавшая исследование немка Юлия Бойке (Julia Boike) и ее коллеги из Института полярных и морских исследований им. Альфреда Вегенера (AWI) не собираются мириться с такой перспективой.

Каждый год с апреля по сентябрь сотрудники AWI и их российские коллеги из Арктического и антарктического научно-исследовательского института и Института мерзлотоведения отправляются на остров Самойлова для исследования изменения почв и пейзажа, а также взаимосвязи между потеплением климата и таянием вечной мерзлоты.

Две трети площади России

Остров, на котором расположена современная исследовательская станция (финансируется Институтом нефтегазовой геологии и геофизики) становится излюбленным наблюдательным пунктом: вечная мерзлота занимает 95% площади Сибири и две трети территории России. В целом, на промерзшую почву приходится четверть всего северного полушария, главным образом на Аляске, в Канаде, Гренландии, России и Китае.

Западная Европа выделяется вечной мерзлотой альпийского типа, которая встречается в ряде горных массивов. Ее строение и геодинамика отличаются от замороженных почв в северных широтах, но она также чувствительна к изменениям климата. Так, 23 августа движение почвы в результате таяния вечной мерзлоты унесло с собой восемь человек неподалеку от швейцарской деревни Бондо.

«В некоторых местах сибирская мерзлота сформировалась очень давно, еще во времена плейстоцена (период от 2,6 миллиона лет назад до 11 000 лет назад), — рассказывает Юлия Бойке. — Она очень холодная, около —9ºС, и уходит на глубину почти 1 500 метров на севере Якутии».

«На острове Самойлова она отличается относительной стабильностью и высоким содержанием органических веществ с присутствием торфяников», — добавляет она, надевая толстые резиновые сапоги, без которых невозможно ходить по покрывающей поверхность острова вязкой тундре. Сопровождающие ее молодые ученые отправляются вместе с ней на Курунгнах. На соседнем острове имеются сложные ледяные образования, а его рельеф сформирован термокарстовыми отложениями (получаются в результате оседания долгое время замороженной земли).

Долины, по которым шесть часов ходят ученые AWI, пестрят ручейками. «Мы хотим понять, берется ли эта вода от сезонных осадков или в результате таяния льда при изменении почв», — объясняет геоморфолог Анна Моргенштерн (Anne Morgenstern). У нее под рукой всегда наготове блокнот, а рюкзак набит взятыми образцами воды.

Огромный морозильник

Таяние вечной мерзлоты в Сибири и в других регионах, где проводят замеры ученые, является подтвержденным фактом. Благодаря расположенным в нескольких скважинах (некоторые пробурены на глубину до 100 метров) датчикам российско-немецкой группе специалистов удалось зарегистрировать повышение температуры на 1,5-2 ºС с 2006 года.

«Мы наблюдаем тенденцию к потеплению почвы и повышению температуры воздуха в зимнее время, — подтверждает Юлия Бойке. — Смена температурной составляющей отражается на всем балансе энергетических потоков, воды и парниковых газов». Тревожное заключение, учитывая, что Арктика участвует в регулировании всего земного климата.

«Вечная мерзлота — это огромный морозильник, — объясняет Торстен Сакс (Torsten Sachs) из немецкого Центра геологических исследований (GFZ), который приехал на остров уже в восьмой раз. — Если оставить дверь морозильника открытой, ваша пицца разморозится, мороженое растает, а микробы начнут плодиться на этой органике». Вечная мерзлота высвобождает органические вещества, которые под действием микроорганизмов выделяют СО2 в присутствии кислорода или метан в анаэробной среде, например, на торфяниках Самойлова.

Эти парниковые газы способствуют повышению температуры, которое в свою очередь ведет к таянию мерзлоты и выделению газов. Специалисты называют это «ретроактивным процессом углерода в мерзлоте». По их сведениям, в ней содержится 1 500 гигатонн углерода, что в два раза больше его содержания в атмосфере.

Дополнительное потепление

Но каковы пропорции выделяемого почвами при разморозке углекислого газа и метана? Последний, кстати говоря, создает в 25 раз более мощный парниковый эффект. «Это один из главных вопросов на будущее», — признает сотрудник Национального центра научных исследований Герхард Криннер (Gerhard Krinner).

Тревога тем сильнее, что в сформированных к настоящему моменту моделях Межправительственной группы экспертов по изменению климата не принимались во внимание последствия таяния мерзлоты. «Дополнительное потепление в связи с таянием мерзлоты составляет порядка 10%», — считает Герхардт Криннер. Таким образом, выбросы парниковых газов из мерзлоты могут поднять столбик термометра на 0,3 ºС к 2100 году.

В лаборатории исследовательской станции (в ней поддерживается стабильная температура с помощью трех оглушительно ревущих генераторов) ученые рассматривают графики выбросов парниковых газов в атмосферу. Метановые пики приходятся на летний период, однако анализ данных остается непростой задачей на таких высоких широтах. Первый период замеров (2002-2012) проводился без автоматизированного оборудования, которым располагает введенная в эксплуатацию в 2013 году современная база.

Тремя годами ранее во время визита на остров Самойлова президент Владимир Путин посчитал, что российско-немецкое сотрудничество по вечной мерзлоте заслуживает более эффективной инфраструктуры. До того момента сотрудникам AWI (их первая экспедиция на остров прошла еще в 1998 году) приходилось довольствоваться минимумом: спать в палатках, греться с помощью дров (от спускаемого по Лене леса) и использовать хижину егерей в качестве штаба.

Темпы процесса

Зимовка тогда была невозможной. «Мы попросту не могли собрать данные зимой, — рассказывает Торстен Сакс. — Нужно было подливать топливо во внешний генератор раз в три дня при температуре —40ºС в полярную ночь». Прочие сложности с интерпретацией данных выглядят куда привычнее. Десять лет — слишком непродолжительный период для выявления перемен в тенденциях потоков газов в долгосрочной перспективе. Кроме того, нужно увеличить число наблюдательных пунктов, чего отнюдь не так просто добиться в Сибири, которая по площади в 20 с лишним раз больше Франции.

На приличном расстоянии от выкрашенной в цвета российского флага станции команда AWI завершает строительство «иглу», где в 2018 году разместится компьютерное и электронное оборудование новой метеорологической вышки. Кокон из стекловолокна должен создать необходимые условия для стабильных замеров, создав укрытие от свирепых ветров и метелей сибирской зимы. Как и прочие здания на острове, иглу стоит на сваях, чтобы не зависеть от движения почвы. Так, у первой метеовышки земля за год просела на 10 сантиметров.

«Насчет связи между потеплением климата и таянием вечной мерзлоты больше не остается сомнений, — отмечает занятый сборкой иглу инженер Петер Шрайбер (Peter Schreiber). — Сейчас вопрос в том, с какой скоростью мерзлота продолжит таять, и как природа отреагирует на этот процесс».

Природа является главным распорядителем в условиях происходящих в Сибири перемен, отмечает Федор Селляхов. Руководитель исследовательской станции признает произошедшие вокруг изменения: «Так, например, 20 лет назад тут не было ни одного дерева, а лишь типичная для тундры растительность. Во время поездки в дельту в прошлом году я увидел деревья высотой в 2 метра».

Как бы то ни было, этот уроженец Якутии с берегов Вилюя не верит в антропологические причины изменения климата. «Это цикл природы. Здесь было тепло 100 лет назад, потом стало холодно, а сейчас начинается очередной период потепления», — говорит он в своем кабинете, который украшают найденные в окрестностях ископаемые.

Бивень мамонта

Что касается вечной мерзлоты, «она, наверное, тает, но медленно». «Когда мы достаем из почв бивень мамонта, то понимаем, что другой конец все еще находится в земле, все еще заморожен. Это признак того, что мерзлота остается очень холодной», — продолжает он. Неожиданным последствием таяния почв на крайнем севере стало развитие охоты за древними останками.

Гюнтер Стооф (Günter Stoof) по прозвищу «Моло» понимает отношение своих российских друзей. «Решает природа, а не человек», — говорит этот технический специалист AWI, который больше всех пробыл на острове. Сейчас ему 65 лет, и он клянется, что этот сезон станет последним в его карьере (48 экспедиций в Арктику и Антарктику). Этот уроженец Восточной Германии был самым молодым членом почти двухлетней советской экспедиции (1975-1977), которой было поручено построить базу в Антарктике. Ему довелось не раз побывать в полярных регионах, как в одиночку, так и в составе групп.

Его жизненный путь отражает другую историю, сотрудничество ГДР и СССР во время холодной войны. После падения берлинской стены был сформирован научный комитет, которому было поручено определиться с программой научных исследований объединенной Германии. Он рекомендовал сохранить полярное направление и выстроить его вокруг исследовательской группы AWI в Потсдаме. «В ней оказались такие специалисты как Моло и Кристина Зигерт (Christine Siegert), за плечами которых было 20 лет опыта в изучении вечной мерзлоты благодаря совместной работе с СССР», — объясняет Анна Моргенштерн.

Изучение замороженных почв получило распространение в России в начале ХХ века в соответствии со стратегическими решениями Москвы. Политика освоения богатых углеводородами и прочими природными ресурсами восточных и северных регионов не могла осуществляться без строительства Транссибирской магистрали. Как бы то ни было, для осуществления этого проекта изначально требовалось сформировать инженерную науку о вездесущей здесь мерзлоте.

В конце 1930-х годов в Москве был создан Институт мерзлотоведения. В 1960 году его переместили в Якутск. Этот большой восточносибирский город тоже стоит на промерзшей земле. Две подземные галереи (на глубине 4 и 12 метров) в основании института дают «прямой» доступ к мерзлоте. Песчаные слои рассказывают о геологической истории города, который был выстроен на аллювиальных отложениях Лены.

Сибирская язва и впадины

Тяжелые двери позволяют сохранить температуру ниже нуля. «Таяние вечной мерзлоты представляет собой угрозу для планеты, но в масштабах Якутии все пока что довольно стабильно, — объясняет директор института Михаил Григорьев. — В тоже время последствия таяния заметнее в других регионах, особенно на Ямале».

После аномально теплого лета 2016 года на полуострове началась эпидемия сибирской язвы (первый случай с 1941 года, по данным московского Института эпидемиологии) в связи с таянием вечной мерзлоты, в которой находился возбудитель. Кроме того, газеты вновь заговорили о Ямало-Ненецком автономном округе после обнаружения объемных впадин. Они тоже стали следствием таяния мерзлоты. «Регион богат газом. При таянии почва выделяет пузыри газа, которые и объясняют эти взрывы», — считает Михаил Григорьев.

В то же время ни один случай подобного рода до сих пор не был зарегистрирован на острове Самойлова, на Аляске или севере Канады. Глобальная сеть мониторинга криолитозоны собирает данные с более чем 250 объектов. Ее цель — «объединить знания, а также подтвердить новые климатические модели», — отмечает сотрудник AWI Юг Лантюи (Hugues Lantuit).

Кроме того, сейчас набирают обороты исследования альпийской мерзлоты. Намеченная на июнь 2018 года Европейская конференция по вечной мерзлоте должна представить отчет об этой работе, которая получила активное развитие в Швейцарии, но все еще находится в зачаточном состоянии во Франции.

Другим источником тревог становится береговая эрозия и ее социально-экономические последствия: треть всего побережья в мире находится в зоне мерзлоты. В море Лаптевых и море Бофорта (Северная Америка) эрозия побережья может достигать восьми метров в год, что заставляет расположенные неподалеку деревни задуматься о переносе домов. На острове Самойлова прибрежная деревянная хижина все еще на своем месте. Но как долго она простоит?

Ссылка: http://inosmi.ru/science/20171011/240492850.html

 

Печать

Опубликован информационный бюллетень "Изменение климата" № 68, август-сентябрь 2017 г.

Главные темы выпуска:

  • Обзор «Тенденции и динамика состояния и загрязнения окружающей среды в Российской Федерации по данным многолетнего мониторинга за последние 10 лет»
  • Национальный кадастр антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями парниковых газов, не регулируемых Монреальским протоколом, за 1990 – 2015 гг.
  • Климатический форум городов России, 21-22 августа, Москва

Подробнее: http://www.global-climate-change.ru/index.php/ru

pdfИнформационный бюллетень "ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА"

Печать

Роман Вильфанд о климате и о погоде

В этом году мир накрыли сильнейшие в истории тайфуны, а лето в России больше напоминало зиму.

Что происходит с погодой? Наш корреспондент расспросила директора Гидрометцентра РФ Романа Вильфанда.

Юлия Тутина, «АиФ»: — Роман Менделевич, вы озвучили сенсационную новость: скорость изменения климата в нашей стране втрое выше, чем в мире: 0,54 градуса за 10 лет против 0,17. Отчего так?

Роман Вильфанд: — Физические основы этой ситуации таковы: на земном шаре почти 65% территории заняты океанами, а изменения климата над океанами — особенно в экваториальных и тропических регионах — очень небольшие. Потому что температура воздуха инерционна, она находится в прямой зависимости от температуры воды океана. А вот в умеренных широтах, где преобладает суша, — 50-я, 60-я параллели — перемены видны особенно сильно. Именно континентальное расположение нашей страны и обуславливает то, что изменения климата наиболее ярко здесь ощутимы.

Ещё одна причина столь быст­рого потепления такова: 62% территории России покрыто вечной мерзлотой. При потеплении климата, обусловленном антропогенным (связанным с деятельностью человека. — Ред.) воздействием, вечная мерзлота очень быстро оттаивает. Одновременно с этим процессом в атмосферу выделяется большое количество метана, который сам является очень эффективным парниковым газом. Увеличение количества метана провоцирует ещё более резкое повышение температуры воздуха. Отсюда и столь тревожные научные оценки: в северных регионах европейской части страны скорость глобального потепления в 3 раза больше, чем в целом по глобусу.

— А для России такие темпы — плюс или минус?

— Однозначно положительным или, наоборот, отрицательным данное явление назвать нельзя. С одной стороны, повышение температуры воздуха для страны с таким суровым северным климатом, как у нас, во благо, если смотреть на ситуацию с точки зрения энергетической безопасности. Станет короче отопительный сезон, со временем в более северных широтах можно будет выращивать теплолюбивые культуры.

Но есть и явные минусы. На 62% территории страны, где, как мы упоминали, располагается вечная мерзлота, вся инфраструктура — дома, газо- и теплопроводы и пр. — создана с учётом незыблемости этой самой мерзлоты. Таяние приведёт к разрушению всех построек, мерзлота превратится в болото. Более того, оттаивание всё сильнее будет разгонять процессы глобального потепления.

Надо помнить и то, что потепление — вовсе не увеличение дней с комфортной температурой. Увы, но специалисты давно предсказывали (и реальность это доказывает): при потеплении климата увеличивается число экстремальных явлений погоды. Всё чаще будут наблюдаться, и уже наблюдаются, жаркие периоды, результатом чего может стать превращение в пустыни цветущих сегодня территорий. С другой стороны, участятся эпизоды с очень сильными похолоданиями и усиленными осадками. А вот периоды нормальной, привычной погоды будут встречаться реже. Доказательства того мы уже наблюдали в этом году в мае в Москве, в Поволжье, на которые обрушивались ливни с ветрами. К этому же относятся пожары на азиатской территории страны. Отсюда же — тропические циклоны, трепавшие в сентябре разные страны мира.

— Циклоны разбушевались не на шутку. В США особенно. Там уже их называют порождением климатического оружия, направленного на Штаты Россией. И в таком случае надвигающийся на Дальний Восток тайфун «Талим» — не ответ ли американцев нам?

— Такого количества тропических циклонов, которые зародились в Карибском море и в Мексиканском заливе и следовали друг за другом, в истории не было. А энергия урагана «Ирма», который принёс настоящие бедствия Доминикане и Кубе, была сопоставима с общей энергией всех циклонов, которые обычно возникают за год. То есть он вобрал в себя энергию, которая распределяется на 15 ураганов.

Конечно, интересно рассуждать конспирологически, обвиняя во всём русских. Как у Высоцкого: «Это всё придумал Черчилль в 18-м году». В 70-х гг. XX в. все цивилизованные страны, в том числе США и мы, подписали конвенцию ООН о недопустимости вмешательства человека в природу. Все страны таким образом взяли на себя ответственность за недопустимость влияния на климат. Поэтому климатическое оружие в мире запрещено. Но главное — другое: человечество в настоящее время не в состоянии искусственно создать прототип энергии, которая существует в центре тропического циклона. Это станет возможным лишь после того, как наука сможет создать холодную термоядерную реакцию, не раньше. Более того, мы не располагаем возможностью прогнозировать даже локализацию зарождения тропического циклона. Вот вам наглядный пример: учёные могут рассчитать, через сколько минут и секунд закипит вода в чайнике, но не могут определить, в каком месте чайника возникнет первый «бульк». С тайфуном — аналогичная ситуация.

— И тут возникает вопрос точности прогнозов и наказаний за её отсутствие. 29 мая в Москве в результате ураганного ветра погибли 18 человек. Этим вопросом заинтересовался Следственный комитет. Почему не предусмотрели ЧП?

— Люди погибли, а потому следствие идёт. Я уже докладывал правительству, что возможность ураганных ветров была предсказана накануне. Но выводы мы сделали, и совмест­но с правительством Москвы разрабатываем новую наблюдательную сеть сканирования атмосферы с помощью радаров.

В декабре 2017 г. у нас будет установлен суперкомпьютер, который позволит усилить и улучшить качество прогнозов. Хотя замечу: в этом плане наша страна — совсем не в хвосте прогресса. Мы традиционно одни из лучших.

— Но почему в разных источниках прогнозы погоды такие разные?

— Это больной вопрос, который не решается многие-многие годы. Сегодня лицензию на изготовление прогноза погоды может получить едва ли не любой и начнёт на этом зарабатывать деньги. Таково нынешнее законодательство — увы. Именно поэтому многие фирмы берут данные — кстати, полученные на госсредства нашими станциями и переданные по соглашению другим странам, — а потом интерпретируют их как хотят. И получают такие прогнозы, которые получают. А люди по традиции ругают Гидрометцентр. Хотя мы тут совершенно ни при чём. Это наша боль, но без изменения законодательной базы сделать с этим мы ничего не можем. Мы против монополии и за конкуренцию, но хотим, чтобы она была честной.

— И главный для нас всех вопрос: что готовит нам погода?

— Сентябрь пока достаточно приятный: нынешняя неделя, например, будет теплее нормы на 3-4 градуса. И, по предварительным оценкам, октябрь мы тоже не ожидаем холодным — температуры будут около и выше нормы.

ссылка: http://www.aif.ru/society/nature/roman_vilfand_62_strany_mozhet_prevratitsya_v_boloto

 

Печать

Исследование: изменение климата приведет к гибели трети всех паразитов

Глобальные изменения климата могут в следующие 50 лет убить треть всех паразитов на Земле, считают ученые. И это не повод для радости — такое резкое нарушение баланса экосистем может привести к катастрофическим последствиям.

Из-за глобального потепления треть паразитов к 2070 году вымрет, выяснили ученые. Однако, несмотря на все проблемы, которые доставляют паразиты, это может обернуться катастрофой, разрушив существующие экосистемы. О возможных перспективах и своих опасениях исследователи рассказали в статье в журнале Science Advances.

Репутация у паразитов откровенно дурная — мало кому нравятся клещи, ленточные черви, вши, блохи и другие вредители, которые приводят к болезням у людей, скота, домашних любимцев и прочих животных. Наглядным примером служит недавняя история с создательницей проекта Sci-Hub Александрой Элбакян, в чью честь исследователи назвали осу-паразитоида, которая на самом деле скорее хищник, чем паразит.

Однако паразиты играют важную роль в формировании экосистем, контролируя численность популяций других животных.

Поскольку у многих паразитов сложные жизненные циклы, включающие взаимодействие с разными хозяевами, разнообразие паразитов можно считать признаком здоровой экосистемы. «Наличие паразитов — хороший показатель того, что экосистема стабильна, — говорит зоолог Анна Филлипс, одна из авторов исследования. — Это означает, что в нее входит множество животных и она существует достаточно долго, чтобы в ней появились сложные связи между ее членами».

По оценкам ученых, паразитические виды составляют до половины от всего числа известных видов животных. Их массовое вымирание может стать настоящей экологической катастрофой.

Чтобы выяснить, как изменение климата может повлиять на жизнь паразитов, биолог Колин Карлсон и его коллеги обратились к музейным коллекциям. В Национальной коллекции паразитов США находится огромное количество блох, вшей, червей и других паразитов. В основном она включает в себя паразитов из Северной Америки, но содержит и многие виды с других континентов. Коллекция была создана еще в 1892 году и с тех пор постоянно пополнялась, что позволило изучить изменения видов, происходившие с течением времени. Для более точного анализа команда также использовала информацию из специализированных баз данных.

Но прежде чем заниматься анализом, исследователям было необходимо выяснить, откуда взялся каждый экземпляр — зная, какая среда обитания необходима тому или иному паразиту, можно понять его потребности.

В современных исследованиях часто указываются точные координаты обнаружения образца, но в прошлом и тем более позапрошлом веках так еще не делали. В лучшем случае можно было рассчитывать на комментарии вроде «найден у такой-то дороги в стольких-то километрах от такого-то города».

Поэтому команда, в которую вошли 17 исследователей из восьми стран, провела несколько лет в поисках географических источников десятков тысяч паразитов, добавляя координаты в базу.

Когда достаточное количество информации, наконец, было собрано, исследователи смоделировали изменения, которые будут происходить с 457 видами паразитов по мере потепления климата.

Оказалось, что для них изменения будут еще более губительны, чем для их хозяев. При наихудшем развитии событий вымрет более трети всех видов паразитов. По наиболее оптимистичным оценкам — не менее 10%.

«Замедление изменений может внести свои коррективы в процесс вымирания, но даже в лучшем случае речь идет о серьезных глобальных переменах», — поясняет Карлсон.

Последствия вымирания будут ужасны, уверены исследователи. Паразиты играют важную роль в регуляции баланса экосистем, уничтожая некоторые организмы и дела другие уязвимыми для хищников. Например, при заражении нематодой Trichostrongylus tenuis шотландские куропатки сильнее пахнут, привлекая хищников. Это позволяет контролировать популяцию птиц.

Влияние может быть и более опосредованным. Так, моллюски литторины, зараженные трематодами, едят намного меньше водорослей из-за влияния паразита на пищеварение. Их скромный аппетит делает водоросли более доступными для других видов.

Кроме того, существует множество еще не открытых видов паразитов, о чьем влиянии на их экологические ниши можно только догадываться.

И даже если паразиты смогут выжить и адаптироваться к новым условиям, такая адаптация не пройдет бесследно для других видов животных. Если паразит покинет ранее естественную для него экосистему, на его место может прийти другой, куда более опасный. Так, в 2014 году в Китае в мозге пациента были обнаружены личинки, которые привели к воспалению.

Нельзя списывать паразитов со счетов, обсуждая программы по сохранению видов, считают исследователи. «Паразиты совершенно точно столкнутся с риском вымирания в следующие 50 лет. И они находятся в не меньшей опасности, чем другие животные», — утверждает Карлсон.

Для того, чтобы информировать общественность о проблеме, команда создала онлайн-список, где указаны риски исчезновения каждого вида паразитов, рассмотренного в исследовании.

Разговоры о спасении животных обычно сосредоточены вокруг отдельных видов, но необходимо обратить внимание и на сохранение экосистем в целом. «Пока существуют животные, будут и паразиты. Но картина биоразнообразия паразитов в 2070 году и далее может существенно отличаться от сегодняшней», — предупреждает Филлипс.

В дальнейшем исследователи планируют провести более детальный анализ и спрогнозировать возможное вымирание отдельных видов по регионам.


Ссылка: https://www.gazeta.ru/science/2017/09/08_a_10879232.shtml

Печать

Полсотни нобелевских лауреатов назвали главные угрозы человечеству

Британский Times Higher Education провел опрос 50 лауреатов Нобелевской премии по физике, химии, физиологии (или медицине) и экономике. Журнал, в частности, поинтересовался мнением ученых о глобальных угрозах для человечества и возможной конкуренции со стороны искусственного интеллекта.

Главной опасностью для человечества 34 процента ученых назвали рост популяции и деградацию окружающей среды (глобальное потепление), 23 процента — ядерную войну, 8 процентов — инфекционные заболевания и лекарственную резистентность.

На вопрос «Приведет ли внедрение искусственного интеллекта и роботов к снижению потребности в исследователях-людях?» половина ответили «маловероятно», по 24 процента — «определенно нет» и «возможно», 2 процента (один человек) — «определенно да». «У роботов нет воображения», — сказал один из ученых.

С нобелевскими лауреатами не согласны американский бизнесмен Илон Маск и британский ученый Стивен Хокинг (не являются нобелевскими лауреатами), которые неоднократно называли искусственный интеллект одной из угроз человечеству.

С 1901 года лауреатами Нобелевской премии по физике, химии, физиологии (или медицине) и экономике стали менее 700 человек, сегодня на планете проживают 235 таких ученых.


Подробнее: https://www.timeshighereducation.com/features/do-great-minds-think-alike-the-the-lindau-nobel-laureates-survey#survey-answer

Печать

Андрей Киселев и Игорь Кароль о погодных аномалиях в контексте изменения климата

В журнале "Природа" (№7 за 2017 г.) в разделе "Физика атмосферы" вышла статья А.А.Киселева и И.Л.Кароля "Череда погодных аномалий - случайность или закономерность?" В последние десятилетия наблюдается значительный рост числа аномальных погодных явлений (волн тепла и холода, ураганов, гроз, ливней и засух и пр.). Стал ли этот рост следствием современных изменений климата или он обусловлен хаотической природой климатической системы? В статье представлен обзор используемых для ответа на этот вопрос методов, а также результатов современных исследований. В частности, отмечается, что каждая связь между различными видами погодных аномалий и изменениями климата обладает своими особенностями и, как следствие, должна рассматриваться отдельно. Объем имеющихся сегодня данных мониторинга недостаточен для окончательных выводов. Поэтому связь между частотой погодных экстремумов и антропогенным воздействием на климат пока не может считаться надежно установленным научным фактом. Однако есть основания полагать, что такая связь будет доказана в ближайшем будущем.

pdf текст статьи "Череда погодных аномалий - случайность или закономерность?"

Печать

«Газпром» первым из нефтегазовых компаний РФ верифицирует выбросы парниковых газов

ПАО «Газпром» впервые в истории российского нефтегазового сектора верифицирует данные об эмиссии парниковых газов, включая утечки метана. Причина — интерес к данным о выбросах международных, прежде всего европейских, потребителей и инвесторов, а также желание подтвердить «климатическую» репутацию проекта Nord Stream 2.

Подробнее см.: https://www.kommersant.ru/doc/3390984

Печать

Алексей Кокорин о климатическом скептицизме

От редакции. Алексей КОКОРИН - автор более 150 научных и научно-популярных работ по изменению климата, международному климатическому сотрудничеству, экообразованию и популяризации научных знаний. С 1984 по 1999 гг. прошел путь от младшего до ведущего научного сотрудника в Институте глобального климата и экологии Росгидромета и РАН, к.ф.-м.н. С 2000 г. - директор программы «Климат и энергетика» WWF России. Член Общественного совета Росгидромета. Почетный работник охраны природы. Один из наиболее активных авторов газеты.

kokorin

В рамках программы «Климат и энергетика» Всемирный фонд дикой природы (WWF) более 15 лет занимается просветительской деятельностью по проблеме изменения климата. За это время было дано более 3000 интервью для СМИ, прочитано около 200 лекций, подготовлено учебное пособие для учителей старших классов средней школы «Изменение климата». В 2015-2017 гг. были прочитаны лекции в ведущих образовательных центрах: МГУ им. М.В. Ломоносова, МГИМО, Государственном университете – Высшей школе экономики, Северном Арктическом федеральном университете, Сибирском федеральном университете, Дальневосточном федеральном университете (ДФУ). Ежегодно WWF проводит семинары для журналистов, пишущих на темы экологии и климата. Во время ежегодных конференций российских НПО по климату и энергетике, WWF России читаются специальные лекции, призванные научить общественные организации убеждать людей в правоте концепции антропогенного воздействия на климат. Все это позволило набрать большой опыт, выявить особенности и проанализировать истоки климатического скептицизма – отрицательного или сильно недоверчивого отношения людей к тезису об антропогенном характере изменений климата в последние десятилетия и в XXI в. в целом. Данная работа посвящена изложению опыта и рекомендациям по работе со скептически настроенными гражданами, когда «простого» предоставления информации недостаточно, нужно понимать и учитывать психологию людей и особенности действий СМИ.

Новый этап климатического скептицизма

В 2017 г. сложилась ситуация, когда на фоне все более явных изменений климата и более активных действий официальных органов, как в мире в целом, так и в России, понимание антропогенного характера изменений формируется очень медленно. Прогресс есть, это показал опрос общественного мнения, проведенный в сентябре 2016 г. По данным Александра Бедрицкого, Советника Президента РФ, спецпредставителя Президента РФ по вопросам климата, почти 60% людей готовы пользоваться «зелеными технологиями», чтобы уменьшить влияние человека на окружающую среду в целом. 40% опрошенных готовы отказаться от некоторых благ и привычек в интересах защиты климата, они признают сильное влияние человека. Однако столько же не готовы. Более 70% респондентов осознают возможное влияние климатических изменений на экономику и жизнь людей и считают, что Правительство должно уделять внимание этой проблеме. Из них почти 30% считают, что эта проблема должна быть приоритетной, число таких людей по сравнению с 2015 г. возросло в 2 раза. В то же время, когда людям задается прямой вопрос – считают ли они, что нынешние изменения климата в основном вызваны деятельностью человека, очень часто ответ отрицательный. Масса людей говорят об изменении климата, считают, что это плохо, и что нельзя сидеть сложа руки, но не признают, что это результат деятельности человека. Этим «грешат» даже люди, занимающиеся вопросами экологии, отходов и т.п. Призывов общественности к быстрому и радикальному снижению выбросов парниковых газов практически не наблюдается, а население в своей массе не считает данные выбросы серьезной проблемой, в лучшем случае считая ее делом весьма отдаленного будущего.

Более того, сейчас даже увеличивается число скептических заявлений и сомнений, как в СМИ, так и непосредственно в выступлениях представителей общественных организаций и отдельных лиц. В определенной мере здесь есть влияние представителей бизнеса, которым «зеленый» тренд не выгоден. Они имеют коммерческий интерес – желание не допустить более активных действий по проблеме снижения выбросов парниковых газов, поэтому хотели бы посеять максимум сомнений относительно самой сути проблемы – воздействия человека на климатическую систему Земли через выбросы парниковых газов. Именно отрицание воздействия на парниковый эффект – роль выбросов парниковых газов является их пропагандистской целью.

То, что Парижское соглашение как минимум до 2030 г. не ведет к наднациональным мерам по снижению глобальных выбросов парниковых газов ими, вероятно, хорошо понимается (образовательный уровень представителей компаний достаточно высок). Однако они опасаются, что дело пойдет «как обычно»: под видом экологических мер их бизнес будет обложен платежами и/или запретами, как со стороны импортеров их продукции, так и со стороны российских ведомств. Поэтому для большей «надежности» ряд компаний решили присоединиться к процессу дискредитации климатической науки, которую уже давно ведут их зарубежные коллеги, прежде всего, в США. Важно понять, почему для этих «зерен зла» имеется благодатная «почва» скептических настроений населения. Представителям бизнеса, особенно компаний с высокими выбросами парниковых газов, люди не доверяют, слишком явно видна коммерческая заин тересованность. Поэтому формирование «почвы» скептических настроений лишь в малой степени можно отнести к «заслугам» руководства и пресс-служб угольных и металлургических компаний. Здесь дело в психологии людей и в изменении места климатической проблематики в медиа-пространстве в целом.

Еще 10 лет назад очень многие ставили под сомнение сам факт изменений климата. Такие мнения высказываются и сейчас, но в основном людьми старшего поколения, не доверяющими никаким источникам информации современной России, даже Росгидромету, и, тем более не доверяющими зарубежным «голосам». Сейчас подавляющее число людей признает, что погодно-климатические условия изменились. Линией раздела между наукой и скептиками является признание антропогенного воздействия или его отрицание.

Психологические истоки климатического скептицизма

В основе данного отрицания лежит психология сознания.

Во-первых, логика самого познания. Человек сам видит, что климат меняется, больше теплых дней, раньше приходит весна или позже наступает осень, меньше снега и т.п. Это обычно не подвергается сомнению. Тепловые «острова» тепла и жары в крупных мегаполисах – тоже очень наглядный пример, их видно. Например, в Москве при температуре ниже -20С разница температуры воздуха в центре города и в пригородах может превышать 5 0 С. В центре города снег сходит очень быстро. С таким влиянием человека люди сразу соглашаются и часто спрашивают климатологов – почему вы не учитываете в своих расчетах прямой нагрев атмосферы от городов и промышленных объектов? В глобальном масштабе такой прогрев совершенно незначителен по энергетике процессов, но он виден. Люди не видят, как человек влияет в глобальном масштабе. Выбросы СО 2 из труб хорошо «видны» (как правило, это в основном водяной пар), но как связать их с потеплением. Остается только поверить. Проблема в том, что глобальное влияние человека на климат является тем, что надо принять на «веру», поверить ученым или людям, внушающим личное доверие. В этом принципиальное отличие от «обычного» загрязнения воздуха или воды, мусора в лесу или в океане. Конечно, если человек по роду своих занятий или интересов читает специальную литературу, вникает в физику атмосферы, то ему «вера» не требуется, но таких людей крайне мало.

В свете сказанного выше, показательны два момента.

Первый – степень доверия к авторитетам. В странах, где люди привыкли доверять тому, что говорится с «экрана», членам правительства, ученым, занимающим высокие посты в академической иерархии и другим официальным лицам, скептиков меньше. С другой стороны, в странах, где люди много десятилетий слышали с «экранов» ложь, науку делили на официальную и неофициальную, а в прошлом даже запрещали те или иные научные знания, «веры» мало, а скептиков больше. Люди не могут проверить глобальное воздействие человека на климат на своем опыте и при этом не признают «авторитетов». Такая ситуация не означает, что эти страны, в частности, Россия, их климатологи и гидрометеорологические службы делают меньше других. Они могут достигать успехов в снижении выбросов, давать информацию и выпускать популярные материалы гораздо лучше, чем другие страны, но проц ент скептиков будет оставаться высоким.


Второй – личный опыт «потепления» в последние годы. Людям легче поверить в глобальное воздействие, когда в их местности жарче, чем в прошлые годы. Проведенное недавно исследование, показало, что распределение скептиков по штатам США прямо зависит от того, было ли в этих штатах холодное лето и/или холодная зима. Важно, что было в последние 5 лет, более отдаленные события забываются. На северо-востоке и на западе США преобладали жаркие периоды и скептики в меньшинстве, а в центре континента было больше холодных периодов и скептиков больше.

Вторая причина из области психологии познания – нежелание осознать и признать вину. Имеет место разрыв между тем, в чем человек уверен с детства и тем, что ему говорят. Люди уверены, что они заботятся о детях и внуках, о будущих поколениях, которые будут жить все лучше и лучше. Тот факт, что наша цивилизация развивается так, что приносит ущерб цивилизации завтрашней, является фактором, настолько мешающим нашему комфорту, что сознание мобилизует свои ресурсы на то, что-бы это отрицать, для того чтобы нормально функционировать.

Третий аспект познания – нежелание изменить свои личные убеждения. Масса людей твердо уверены в ничтожности человека перед природой и поэтому убеждены в нашей невозможности влиять на климат Земли. Эти взгляды у них сформировались очень давно, часто еще в детстве, а после этого, попав в шторм, ураган или наблюдая за извержением вулкана, они не раз в этом убеждались на личном опыте.

В любом вопросе, если личные убеждения человека входят в противоречие с высказываемым мнением, то, как выражается Хорнси, его мозг переключается в «режим юриста». Он начинает отбирать факты, поддерживающие его убеждения, и отбрасывать или сомневаться в тех, которые им не соответствуют. В результате складывается «научная» картина мира, сложенная из удобных и непротиворечивых «фактов». Если просто давать людям все больше и больше информации, то произойдет следующее: факты они проигнорируют как «нерелевантные», а угроза их личным убеждениям заставит таких людей еще более скептично относиться к утверждениям популяризаторов науки, подозревая их в подрыве моральных устоев. Психологи рекомендуют сначала убедить слушателей в том, что их моральные принципы и личные убеждения не будут затронуты, и только потом пытаться убедить их в том, что науке можно доверять.

Примером подобного убеждения может быть «голубая мечта» о крупномасштабном транзите грузов из Европы в Азию через Северный морской путь (СМП). На это, как на драйвер развития Арктики и как на новую роль России в мире искренне надеются очень многие. Когда же они слышат, что антропогенное изменение климата им этого не даст, во всяком случае, до 2040-2050 гг., оно слишком «медленно», то отрицают сам антропогенный характер изменений арктических льдов. Они взывают к неким мифическим естественным циклам, которые являются причиной изменений, и подчеркивают, что в 30-е гг. XX в. льдов тоже было меньше, чем в 80-е гг. При этом в эмоциональном порыве даже забывается то, что цикличность, в отличие от антропогенного тренда, даже гипотетически даст лишь временную возможность свободного ото льда масштабного движения судов по восточной части СМП.

В климатическом контексте в России скептически настроенным людям очень легко отбрасывать факты как «нерелевантные» по трем причинам:

– географическая удаленность – речь очень часто идет об удаленных местностях, Африке, Арктике и др., где изменения климата очень явно видны и уже наносят большой ущерб, однако это воспринимается как что-то очень далекое;

– временной лаг – когда люди узнают, что на ближайшие десятилетия антропогенные изменения климата уже предопределены, а от их действий зависит только ситуация во второй половине XXI в. и далее, они часто просто игнорируют такие прогнозы, отмечая, что и на неделю не удается дать прогноз погоды, а тут 50 и более лет;

– вероятностный характер климатических прогнозов – сегодняшнее научное знание часто носит вероятностный характер, и, если удается поднять вероятность правильности теории с 20% до 40%, это уже является колоссальным научным результатом. Для обывателя тут нет никакого результата. То, что знание постоянно имеет дело с неопределенностью, недостаточно ясно простому гражданину. В результате люди путают научную неопределенность с сомнением, являющимся, порождением «либерального» медийного представления информации, которое побуждает человека ничему не верить и будит его критический потенциал, апеллирует к его индивидуальному восприятию любой проблемы.

Эффекты мейнстрима, СМИ и социальных сетей

Наряду с универсальными во времени проблемами психологии познания, есть принципиально новая черта климатической проблемы, возникшая лишь 5-10 лет назад. Вопрос изменения климата стал мэйнстримом (англ. meinstream – основное течение)! Об этом говорят в ООН, мировые лидеры, Президент России и члены Правительства РФ, принимаются решения и планы действий. Заключено Парижское соглашение, о котором неоднократно позитивно отзывался Владимир Путин. Из «оппозиционного» и не признаваемого «властями» вопроса изменение климата превратилось в одну из областей «рутинных» действий органов власти. Тема потеряла «оппозиционную» медийную и социальную привлекательность.

Проф. НИУ ВШЭ Михаил Маяцкий, работающий также в Университете Фрейбурга (Швейцария), отмечает, что имеет место сопротивление научному консенсусу о том, что человек влияет на климатическую систему, результатом чего является глобальное потепление. Оно порождено интуитивным сопротивлением всему тому, что пропагандируется «сверху». В России этот эффект сильнее, чем в мире в целом, так как в нашей стране недоверие «властям» подкреплено опытом многих поколений.

Вторым эффектом мейнстрима является то, что проблема изменения климата стала излагаться в СМИ в обычном медийном формате «противоречий». Журналисты, телевизионщики знают о том, что тема, которая снискала слишком большой общественный консенсус, перестает людей интересовать. Создается искусственная конфликтность во мнениях, чтобы подогреть интерес публики. Организаторы передач настойчиво ищут несогласных с теорией глобального потепления, чтобы обеспечить конфликтность мнений. Если в стане тысячи ученых, исследующих шарообразность Земли, и два «диссидента» научного мейнстрима: один, считающий, что она плоская и один, что Земля – треугольная, то на телевизионную передачу позовут троих, из которых двое не согласятся с шарообразностью нашей планеты.

Сходный случай описан в табачной проблеме, когда медики стали обращаться к СМИ, чтобы те сообщили о несомненном вреде табака для здоровья. В медиа стали им отказывать или соглашаться только при условии, если они приведут оппонента. Их мало интересовало, что оппонентов нет или что их крайне ничтожное меньшинство, они нужны по медийной логике.

Проблема кроется не только в медийных традициях, но и в привлечении рекламы. Когда передачи преследуют целью максимальный сбор средств от показа рекламы, нужно привлечь как рекламодателей, так и «завоевать» максимальный рейтинг просмотра. Достигается это созданием сенсаций. Передача про круглую Землю соберет несоизмеримо меньшую аудиторию и ничтожный рейтинг просмотра по сравнению с передачей про квадратную или треугольную планету. СМИ на это идут, даже понимая, что треугольная Земля – шарлатанские бредни. При этом показ серьезной науки в лучшем случае отодвигается на ночное время.

В результате телевизионные шоу, если они затрагивают тему климата, представляют собой «кунсткамеру» специально собранных далеких от климатической науки «шаманов» и маргиналов и одного или двух профессиональных физиков, географов или биологов, занимающихся климатической проблемой. Сам формат шоу не оставляет ученым возможности обосновать свою точку зрения, а истина нередко «выясняется» криками или голосованием участников «представления». Для ученых-климатологов это столь неприятно, что они всеми силами избегают телешоу, опасаясь, экономя собственные нервы, которые нужно затратить, чтобы «переорать» оппонентов. Они предпочитают «вариться» в собственной научной среде, не участвуя в публичных дискуссиях на телевидении или в социальных сетях. Им эти дискуссии просто не интересны, им важен научный результат и получение нового знания, грантов, наконец, но никак не трата времени и нервов на обоснование своих выводов перед теми, кто всеми силами пытается с ними не согласиться. Иногда доходит до «смешного», климатологи настолько не хотят вступать в публичные дискуссии, что встают на позицию: «ну, хорошо, вы думаете, что Солнце крутится вокруг Земли, – это ваше дело».

Еще один эффект последних лет – влияние социальных сетей и интернета – доступ к боковым веточкам информации без понимания «ствола» – базовых знаний проблемы. Подача информации все больше организуется по медийной схеме, а не по когнитивной логике. В досетевую «эпоху» человек представлял себе, что является основным стволом какой-то науки, а что является ответвлениями – «ветвями». Сегодняшние поисковые системы разрушают «дерево» знаний. На людей старшего возраста влияют меньше, но у молодых людей уже нет представления о стволе и боковых «ветвях». Они готовы принимать «ветви» не видя ствола и не задумываясь, соответствуют ли «ветви» какому-либо «стволу» систематизированных базовых знаний о предмете.

С другой стороны, люди старшего поколения более скептически относятся к выводам зарубежных ученых и склонны противопоставлять выводы российских/советских специалистов и призывы из-за рубежа. В определенной степени это тоже попытка сопротивления глобальному мейнстриму, так как по объективных причинам российские ученые лишь малая часть мирового климатологического сообщества. При этом часто происходит подмена понятий. Например, вывод российских климатологов, представленный во Втором оценочном докладе Росгидромета об изменениях климата и их  последствиях на территории РФ (2014) о срочной необходимости мер адаптации к изменениям климата и о сугубо долгосрочном характере эффекта от снижения выбросов парниковых газов интерпретируются как мнение о ненужности снижения выбросов. Поэтому желательно, во-первых, давать информацию, прежде всего, российских ученых, а, во-вторых, предельно точно следовать их формулировкам, не обобщая выводы за пределы конкретного исследования.

pdf Природно-ресурсные ведомости-май 2017

Печать

Опубликован информационный бюллетень "Изменение климата" № 67, июнь-июль 2017 г.

Главные темы выпуска:

  • Общероссийская климатическая неделя
  • Оценка стратегического прогноза изменений климата Российской Федерации на период до 2010-2015 гг. и их влияния на отрасли экономики России
  • Интервью с Алексеем Кокориным, директором программы «Климат и энергетика» Всемирного фонда дикой природы России

Подробнее: http://www.global-climate-change.ru/index.php/ru

pdfИнформационный бюллетень "Изменение климата" № 67, июнь-июль 2017 г.

 

Печать

Интервью Александра Фролова Парламентской газете о погоде и климате

Что творится с погодой? Почему ее рекорды обновляются чуть ли не каждую неделю? Почти все лето жители средней полосы задаются этими вопросами. О капризах погоды и климата наш корреспондент беседует с руководителем Федеральной службы по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (Росгидромет) Александром Фроловым.

- Александр Васильевич, в адрес вашего ведомства после майского урагана в столице прозвучала критика с высоких трибун. От чего зависит точность прогноза погоды?

- От трех основных факторов. Знания текущей обстановки, научных и технологических возможностей, естественной предсказуемости атмосферы. Прогнозирование — высокотехнологичный процесс, в котором используется огромное количество данных с наземных, космических, самолетных морских наблюдательных систем (метеостанции, дрейфующие буи, самолеты, суда, спутники и др.). Наука показывает, что некоторые процессы более устойчивы, те же циклоны. Они характеризуются размерами от сотен до нескольких тысяч километров и неплохо схватываются наблюдательными системами, а математические модели позволяют достаточно точно рассчитать их жизненный цикл на интервалах времени от одного дня до недели.

А, скажем, явления и процессы более мелкого масштаба, находящиеся внутри циклонов, оказываются гораздо менее предсказуемыми, поскольку могут не улавливаться суще существующей наблюдательной сетью и математическими моделями. Как правило, они связаны с линией соприкосновения контрастных воздушных масс — холодных и сухих с теплыми и влажными. На их стыке возникают градиентные зоны с резкими перепадами характеристик и зарождаются быстрые, интенсивные и иногда катастрофические явления -снегопады, грозы, ливни, смерчи, шквалы. Сильные ливни чреваты селями или молниеносно развивающимися паводками в горах. Вот как недавно в Ставрополье, которому подтопление из-за дождей нанесло большой ущерб.

- Или ураган 29 мая в Москве…

- Правильнее сказать: шквалистое усиление ветра. При урагане ветер от 33-35 метров в секунду. В столице, к счастью, ураганов не бывает, хотя на территории РФ они не такие уж редкие явления, например в Приморье и на Сахалине.

Атмосфера в целом становится всё нестабильнее. Одна из Глобально вокруг средних значений температур начинается разбалансировка. В локальном разрезе это не всегда заметно. Мы считаем минувший июнь самым холодным летним месяцем за 40 лет, а на самом деле это второй самый теплый месяц за время всех наблюдений по миру. Первый был в 2016 году.

причин — увеличение температуры в нижних слоях атмосферы, что обусловлено глобальным потеплением. Тёплая воздушная масса может содержать в себя больше влаги, являющейся для атмосферной циркуляции топливом, как бензин для автомобиля, потому что преобразование влаги из одной формы в другую, например, из водяного пара в воду, сопровождается выделением большого количества энергии. Когда кипит кастрюля на плите, паром можно обжечься гораздо сильнее, чем горячей водой. То же самое и здесь.

Вторая причина повышения неустойчивости атмосферы — географическая неравномерность глобального потепления. Арктика теплеет значительно быстрее остального мира, что создаёт условия для продолжительных погодных аномалий в Северном полушарии. Так, для московского региона минувший июнь был самым холодным летним месяцем за 40 лет, а в целом по миру — это второй самый теплый месяц за период инструментальных наблюдений с конца 19 века. Самый тёплый июнь был в 2016 году.

- Майский шквал москвичи запомнят надолго. Какие выводы сделали вы?

- В официальном суточном прогнозе указывался сильный дождь и порывистый ветер до 17-22 м/с. 29 мая в 12.25 было составлено предупреждение об усилении дождя и ветра порывами до 17-22 м/с, которое было разослано в соответствии со схемами доведения экстренной информации и доведено МЧС до населения.

Шквалистое усиление ветра произошло примерно через два часа после выпуска предупреждения. Максимальные порывы ветра в пределах МКАД достигали 24 м/с, в Черустях — 27 м/с, в Немчиновке — 26 м/с, во Внуково — 30 м/с.

Мы сделали вывод о необходимости развития системы непрерывного мониторинга быстроразвивающихся погодных процессов. Эту систему предлагается построить на принципе «эшелонирования» средств обнаружения опасных метеорологических явлений на дальних (100-400 км), средних (50-100 км) и ближних (около 40 км) подступах к Москве.

Для этого планируется расширить сеть доплеровских радиолокаторов (с 6 до 10) и значительно увеличить количество автоматических метеорологических станций, устанавливаемых вдоль московских кольцевых автомобильных дорог, в том числе на вышках сотовой связи. Для обработки данных и выпуска детальных прогнозов будет создана высокоточная математическая модель на базе нового мощного суперкомпьютера.

Этот проект планируется выполнять совместно с Правительством г. Москвы. Его реализация позволит обнаруживать и надёжно прогнозировать опасные погодные явления на дальних, средних и близких подступах к Москве с заблаговременностью до 3-4 часа.

- Значит, «глобальное потепление» придумал не Гор? Это не фантом, а реально существующий феномен?

- Статистика опасных метеоявлений это подтверждает. Мы в 2016 году по территории России зарегистрировали 988 аномальных гидрометеорологических событий и почти треть из них (380) нанесла тот или иной ущерб экономике. Эксперты оценивают размер ежегодного ущерба в среднем от 0,5 до 1 процента ВВП. Для сравнения: Китай страдает больше, там ущерб доходит до 3-4 процентов. Только от гидрометеорологических явлений!

Вот почему мы обратились к парламентариям с предложением наладить его государственный учет. Нас поддержали в комитете Совета Федераций, который принял соответствующую рекомендацию.

- И кто этим займется?

- Видимо, Росстат. Такая статистика нужна. Эта тема также связана со страхованием гражданами имущества, о чем сейчас ставит вопрос Президент РФ. Государство не может покрывать из бюджета любые потери. Надо развивать страхование. Для стимулирования сельхозпроизводителей государство в настоящее время оплачивает им половину страховки.

Вместе с ростом интенсивности опасных явлений растет ущерб от их воздействия.

Риски повышает и урбанизация. Ветер силой 20 метров в секунду на Камчатке практически безвреден, а в мегаполисе валит деревья и срывает рекламные щиты. Из-за скученности людей возникает угроза их жизни.

- Александр Васильевич, немного конспирологии. Вы верите в возможность создания климатического оружия?

- Мы же не в церкви, а в научном учреждении. Мы оперируем фактами, научными моделями, теориями. Климатическое оружие запрещено. Именно по инициативе СССР в середине 70-х годов принята Конвенция о запрете враждебного воздействия на окружающую среду. Ее одобрили более 50 стран. В принципе, воздействовать можно, но скорее на погоду. Такие примеры до Конвенции были. Например, несложно вызвать сильные дожди, которые смоют урожай. Или еще что-то. Но климат — это глобальная категория. От враждебного воздействия на него пострадают все страны.

Сейчас разрабатываются подходы так называемой геоинженерии в плане влияния на климатическую систему с целью понижения средней глобальной температуры. Можно придумать такие технологии. Например, создать на верхней границе атмосферы некий экран, отражающий солнечную радиацию. Или распылять сульфаты в стратосфере с тем же эффектом, подобно вулканам при извержении. Еще способ — фертилизация (удобрение) океана железистым порошком в целях форсированного размножения планктона. Пока эти методы нелигитимны, поскольку непредсказуемы их последствия.

- Что надо делать для минимизации ущерба от экстремальных погодных явлений?

- Во-первых, развивать системы предупреждения.

Во-вторых, укреплять и снижать уязвимость хозяйственной инфраструктуры. Намертво закреплять крыши зданий, рекламные щиты, в крупных городах, например, с расчетом ветра до 37 метров. Мегаполисами и долины река, особенно с незарегулированным стоком, — это регионы повышенного риска. В РФ 4 миллиона рек, а люди в последнее время, несмотря на предостережения, селятся ближе к воде. Нельзя упускать из виду и антропогенную деятельность. Где-то обмеление реки произошло, где-то железнодорожный мост построили, сузили русло.

В-третьих, оценить природные риски для конкретных территорий и отразить это в законодательстве. Мы предлагаем внести поправки в ФЗ-113, чтобы рассмотреть возможность пусть даже не обязательной, а добровольной гидрометеорологической оценки рисков от хоздеятельности. При строительстве в настоящее время требуется проведение гидрометеорологических изысканий. Для остальных видов хозяйственной деятельности этого требования нет. В то же время имеющиеся данные, например, о максимально возможных уровнях воды в реках, свидетельствую о том, что требования к защитным сооружениям на реках и правилам использования прибрежных территорий должны быть пересмотрены и ужесточены. Наводнение на Амуре 2013 года это наглядно показало.

- Выходит, в законодательстве непочатый край работы?

- Конечно. Так, военизированные службы Росгидромета занимаются предотвращением ущерба от градобития для сельхозпроизводителей в южных регионах. Огромное бедствие! 20 минут и урожай может быть уничтожен. И тут существуют правовые пробелы. Прежде всего, следует узаконить защиту от града также, как химзащиту полей от вредителей. Во-вторых, решить вопрос о

распределении полномочий между федеральным центром и субъектами РФ. Из федерального бюджета нельзя тратить деньги на помощь сельхозпроизводителям, ведь это частные лица. На Ставрополье и Кубани местные власти вкладывают средства в защиту от града, а у республик Северного Кавказа их нет. Поэтому законодательство должно закрепить за ними эти полномочия для того, чтобы федеральный центр мог передавать им субвенции на эти цели. К тому же с изменением климата зона потенциально опасного градобития начинает распространяться и на другие территории ЮФО, возможно, вскоре придется и им оказывать помощь из федерального бюджета.

- Погоду во время праздников, наверное, тоже не без вас улучшают?

- Мы участвуем. Есть специальные средства активного воздействия.

- О метеорологах ходит много анекдотов…

- Люди любят шутить на тему о погоде, но по опросам, ¾ россиян доверяют прогнозам Гидрометцентра. Сотрудники Росгидромета стараются оправдать их доверие. Сейчас делается ставка на современные технологии — на автоматизацию, локаторы и математические модели. По всей стране у Росгидромета 9430 наблюдательных подразделений. Наблюдения ведутся по 30 с лишним программам — метеорология, климатология, агрометеорология, геофизика, мониторинг качества воздуха, воды, суши, территории моря, наземного и космического пространства.

Точность прогнозов постоянно растёт. На первый день прогноз погоды оправдывается примерно на 95 процентов, на пятый — от 80 до 85. Это прогресс по сравнению с тем, что было 20 лет назад. Сейчас на 3-й день прогноз примерно такого же качества, как тогда на 1-й день. Мировым стандартам мы не уступаем. В 2016 году выпущено 2200 штормовых предупреждений. Их оправдываемость — 94,5 процента, а пять-семь лет назад — 88.

- Интересно! А почему это не известно публике?

- Наше упущение. Мы находимся в медийной тени, не пропагандируем свою информацию должным образом. Зато в СМИ наблюдается засилье частных синоптиков. Видели, наверное: «Прогноз от Иванова (Петрова, Сидорова и т.д.)? Хотя выпуск штормовых предупреждений законодательно закреплен за нами. Недавно Совет Федерации дал Росгидромету поручение постоянно присутствовать с официальной информацией на гостелерадиоканалах. И это, думаю, тоже надо отразить в правовом поле.

С 7 июля вступила в действие поправка в ФЗ-110 о том, что МЧС может прерывать любое вещание и передавать оповещение о ЧС природного характера. Но это уже экстремальная ситуация, а населению нужна и повседневная четкая информация. ТВ-канал «Вести-24» стал показывать в новостях карту прохождения грозовых фронтов через столицу по данным метеорологических радиолокаторов. Это знаковое событие. Эти данные размещаются также на сайте Гидрометцентра России и на странице Яндекса.

- Говорят, что у вас скоро появится мощнейший суперкомпьютер?

- В декабре суперкомпьютер производительностью 1,2 петафлопс (1015 операций в секунду) будет установлен в Гидрометцентре России и два других поменьше в Новосибирске и Хабаровске. Точность прогноза зависит от скорости обработки огромнейшего объема информации. Одно из направлений работы — развитие математического моделирования и науки. У нас есть соглашения с РАН и с МГУ. Развитые страны вкладывают в настоящее время огромные средства в развитие своих национальных метеослужб.

- В России хуже?

- Мы не жалуемся. По стоимости основных средств за последние 7 лет в России, считай, три гидрометслужбы создали! Инфраструктура обновляется. Строятся локаторы, устанавливаются автоматические станции. В 2016 году введена в действие система грозопеленгации.

Значительно хуже обстоит дело с оплатой труда работникам наблюдательной сети и выделением средств на эксплуатацию нового оборудования.

- Как мы выглядим в мировом рейтинге?

- Россия — ведущая метеорологическая держава. Москва — один из трех метеорологических центров планеты (ещё Вашингтон и Мельбурн). Нам доверено выполнение других важных международных функций. Мы — мировой центр по морскому льду, по солнечной радиации, по озерам и водохранилищам, региональный центр по авариям и чрезвычайным ситуациям, связанным с выбросом радионуклидов в окружающую среду.

Ссылка: https://www.pnp.ru/social/klimaticheskoe-oruzhie-sushhestvuet.html

Печать